Посол Сербии: «Великая Албания» — порождение геноцида и гибель Европы

      Комментарии к записи Посол Сербии: «Великая Албания» — порождение геноцида и гибель Европы отключены

За последний год албанские власти не раз анонсировали планы по установлению совместного контроля над пограничными пунктами между Албанией и сепаратистским Косово. Недавно в знак солидарности с Приштиной представители Тираны отказались от участия в прошедшем в Сараево саммите процесса сотрудничества в Юго-Восточной Европе из-за того, что Косово в соответствии с ранее достигнутыми международными договоренностями должно было участвовать в этом мероприятии в статусе территории, а не международно признанного государства. Министр иностранных дел Боснии и Герцеговины усмотрел в отказе Тираны прислать своих представителей в Сараево «попытку проведения совместной внешней политики» Албании и сепаратистского Косово. О том, можно ли рассматривать все эти события как попытку реализации проекта «Великой Албании», в интервью EADaily рассказал чрезвычайный и полномочный посол Сербии в Российской Федерации, доктор исторических наук Славенко Терзич.

— В последнее время албанские и косовские политики выступили с целым рядом заявлений о том, что граница между Албанией и Косово в любом случае исчезнет. Все эти высказывания напоминают о проекте создания «Великой Албании», который муссируется уже не одно десятилетие. Что такое «Великая Албания» и как возникла эта идея?

— Идея «Великой Албании» — это прежде всего результат политики великих держав в рамках геополитической борьбы за доминирование на Балканах. Когда формировалось политическое пространство на Балканах, великие державы, в основном западные (в первую очередь Австро-Венгрия и Великобритания), в конце XIX века после Берлинского конгресса стремились сформировать балканские государства и балканские народы в соответствии со своими политическими интересами. Так что идея объединения албанцев, даже на тех территориях, которые они заселили не так давно — а это четыре так называемых османских вилайета (эйялета), — зародилась в конце XIX века после великого восточного кризиса, Сан-Стефанского мирного договора и Берлинского конгресса, где идее создания единого славянского государства и освобождения южнославянских народов, прежде всего сербов и болгар, противопоставлялась идея Великой Албании, за которой стояли османская Турция, Великобритания и Австро-Венгрия. Не надо забывать, что у албанцев существовало стремление к объединению, но в довольно аморфном виде, потому что они и сами были разделены религиозно, лингвистически, а также и регионально — на гегов и тосков. Албанская лига в Призрене после Берлинского конгресса носила прежде всего панисламистский характер, о чем очень подробно пишет хорватский историк Бернард Стули в серьезном исследовании «Албанский вопрос» (Загреб, 1959, книга 318 работ Югославской академии наук и искусства). Он подчеркивает, что когда мы говорим об Албанской лиге в Призрене, то имеем в виду движение с выраженной панисламской направленностью, за которым стоит политика великих держав. Разумеется, этот проект позже проходил через разные фазы, в конце XIX — начале XX века на нем больше всего настаивала Австро-Венгрия. Недавно на русском языке была опубликована монография болгарского историка Теодоры Толевой «Австро-Венгрия и становление албанской нации 1896−1908». В конечном итоге благодаря усилиям главным образом Вены и Берлина в 1912 году было создано албанское национальное государство, существование которого никто не может оспорить. Часть албанцев, как и части других балканских народов, остались жить в соседних странах в статусе национальных меньшинств — в данном случае, в Черногории, Сербии и Греции. Так же, как сербы после создания в 1918 году югославского государства стали национальным меньшинством в Румынии, Венгрии и некоторых других странах.

— Реализуется ли сегодня именно этот проект? Что нужно, чтобы была создана такая «крепость»?

— Для того, чтобы осуществился этот проект, кроме использования грубой военной силы, как это было в 1999 году, террористы прибегают и к другим способам, таким, как создание Освободительной армии Косово, которую готовят и поддерживают западные государства. Помимо прямой военной агрессии, которая была использована для поддержки вооруженного восстания албанского меньшинства и организации массовых этнических чисток в отношении сербского населения, не менее важную роль в реализации этого проекта имеет публичная пропаганда этой идеологии.

За последние 39 лет мы наблюдаем грубую фальсификацию истории Балкан, истории албанцев и других народов, прежде всего, сербов. Проект «Великая Албания» подразумевает этнически чистую Албанию и изгнание неалбанского населения — сербов и других славян, и создание этнически однородного албанского государства в центральных областях Балканского полуострова. С этой целью последовательно повторяется тезис о «сербской оккупации Косово» и сербской колонизации».

— Какие основные моменты мы можем сегодня воспринимать в качестве примеров фальсификации истории албанцев и сербов на Балканах?

— Сегодня, когда речь идет о Косово, большая часть международного сообщества под влиянием этой пропаганды обычно вспоминает косовских албанцев. Благодаря упорной, длившейся десятилетиями манипуляции фактами, понятие Косово стало атрибутом албанского самосознания вместо того, чтобы быть тем, чем оно было много столетий, начиная с раннего Средневековья — самой сущностью политического и духовного единства сербов, колыбелью сербской цивилизации и национальной идеи. В истории Балкан и всей Европы это было общепризнанным фактом. Хочу напомнить кантату чешского композитора Толингера «Косовка» (1889) или скульптуру «Видовданский храм» хорватского художника Мештровича, или известную книгу «Kosovo day 1389−1916», которая была опубликована в Лондоне 1916 года в честь Видовдана. Даже относительно недавно бывший госсекретарь США Генри Киссинджер на международном форуме о Косово в Праге 12 октября 1998 года сказал, что слишком долго в истории Косово считается составной частью Сербии. Сейчас много говорят о «новой реальности», с которой нужно считаться. Но главный вопрос заключается в том, как была создана эта «новая реальность»? Сразу отвечу: разными формами грубого насилия, которые привели к массовым этническим чисткам сербского населения и его изгнания с территории, которая была сердцем сербского государства.

Я приведу вам лишь некоторые из этих данных. Вот несколько названий книг, которые говорят о том, что еще в середине XIX века совершались многочисленные террористические акты, сербы изгонялись из Косово и Метохии, разорялись и разрушались церкви и монастыри, проводилась насильственная исламизация и т. д. Например, архимандрит монастыря Дечани Хаджи-Серафим Ристич публикует в 1864 году в Земуне книгу под заголовком «Плач Старой Сербии». Иван Иванич в 1896 году публикует документ, рассказывающий об убийствах, грабежах и преступлениях под названием «Из самой черной Европы». Министерство иностранных дел Королевства Сербия в 1899 году для конференции в Гааге, проводившейся по инициативе русского царя Николая II, готовит книгу на французском языке «Переписка о насилии арбанасов в Старой Сербии 1898−1899 гг.» Здесь речь идет о XIX веке, но все это продолжается до сегодняшнего дня. Об этом свидетельствуют и исследования многих иностранных дипломатов и ученых — например, Йозефа Мюллера, Петера Кукуля, Виктора Берара, Жоржа Голиаса, Альбера Мале, Гастона Гравье, Александра Гильфердинга, Ивана Ястребова и других. С другой стороны, у меня была возможность поработать в архиве министерства внешней политики Российской Империи и увидеть отчеты русского консула, который работал в Шкодере с 1857 года, русского вице-консульства, которое функционировало в Призрене с 1866 года, и русского консульства в Косовской Митровице. В отчетах консула в Шкодере с первого дня 1857 года повторяются сообщения о преступлениях, грабежах, убийствах, разрушении церквей и монастырей.

Этот процесс останавливается в 1912 году, когда Старая Сербия и Косово освобождаются от власти Османской империи. Тогда албанцы не были самостоятельным политическим фактором. Они были железным кулаком Османской империи на Балканах и инструментом в руках крупных политических сил (в первую очередь, Австро-Венгрии), использовавшимся для изгнания сербов из этой части Старой Сербии. С 1876 по 1912 год в сегодняшнюю центральную Сербию было выдавлено около 150 тысяч сербов. Нужно иметь в виду, что Косово и Метохия — не просто сердце сербского единства. Нет ни одного писателя, ни одного художника, которые не воспевали бы Косово и Метохию в своих произведениях. Призрен в наших документах и в нашей литературе XIX века именуется «сербским Царьградом».

— Мы говорим о начале XX века. Как случилось, что спустя столетие этот вопрос по-прежнему остается актуальным?

— Косово и Метохия имеет исключительное значение не только с точки зрения культуры и цивилизации, но и с военно-политической, геополитической точки зрения. Начальник генерального штаба Австро-Венгрии генерал Бек говорил в 1895 году: «Тот, кто доминирует в Косово и Метохии, доминирует на всех Балканах». Если вы это знаете, то поймете, почему НАТО после оккупации Косово построил самую крупную базу в Европе именно там. Речь идет о геостратегических, геополитических интересах западного военного союза на Балканах. И не только на Балканах — они простираются дальше к восточному Средиземноморью, к Ближнему Востоку, к Черному морю и далее к Средней Азии. Речь идет о серьезной геополитической, геостратегической борьбе, и албанцы в данный момент являются удобным средством для достижения этих целей.

— Вернемся к насильственному перекраиванию истории. Как осуществлялись этнические чистки в отношении сербов в Косово и Метохии после 1912 года?

— Во время Второй мировой войны впервые в истории часть Косово и Метохии вошла в состав нацистской Великой Албании. Только с апреля 1941 по август 1942 года, по данным американских спецслужб, в Косово было убито около 10 тысяч сербов. Проводились массовые этнические чистки, территорию заселяли албанцы из Албании. Согласно сегодняшним данным, около ста тысяч сербов было изгнано из Косово с 1941 по 1945 год, и примерно столько же, а может быть и больше так называемых военных колонистов из Албании поселилось на его территории. После 1945 года они продолжали нормально жить там, в Албанию никто из них не вернулся. Это вторая фаза насильственного изменения этнической структуры этих территорий. И третья фаза, к сожалению, протекала с 1945 по 1990 год, когда, согласно исследованиям нашего известного демографа Милована Радовановича, из Косово было изгнано около двухсот пятидесяти тысяч сербов.

Таким образом, начиная со времен Берлинского конгресса и заканчивая распадом югославского государства, произошло беспрецедентное насильственное изменение этнической структуры Косово и Метохии, и сегодня албанские сепаратисты хотят эту насильно навязанную структуру, создание которой они завершили изгнанием в 1999 году двухсот тысяч сербов, узаконить и показать, что это их земля, которую сербы якобы хотят у них отнять.

Для пропаганды этой идеи используются и многие публикации с 90-х годов до сегодняшнего дня, которые пропагандируют идею Великой Албании и устраняют Косово и Метохию из сербской истории, культуры и цивилизации. Я мог бы привести огромное количество таких примеров. Упомяну книгу французского публициста Поля Гарда «Жизнь и смерть Югославии» (1992), американца Филиппа Коэна «Тайная война Сербии» (1996), Ноэля Малкольма, британского псевдоисторика, который никогда не занимался историей Балкан — «Косово: краткая история» (1999). Исторический институт Сербской Академии наук, который я тогда возглавлял, организовал круглый стол и опубликовал ответ на книгу Малькольма. Будучи директором института, я пригласил его на эту встречу, но он ответил, что если в ней участвуют Алекса Джилас (сербский публицист) и Милорад Экмечич (сербский историк), он не приедет. Мы доказали, что в истории Балкан он абсолютный дилетант. Вероломство состоит в том, что эту книгу опубликовал уважаемый английский издатель, и это был основной учебник, которым пользовались все офицеры КФОР (миссия НАТО в Косово. — EADaily), когда приезжали в Косово. Они приезжали, имея совершенно искаженное представление об истории той местности, которую им надлежало защищать.

Я бы добавил к этим шедеврам западной пропаганды еще две книги, появившиеся на немецкой территории. Это книга Вольфганга Петрича, Карла Казера и Роберта Пихлера «Косово-КосовА», опубликованная в Клагенфурте, Вене, Любляне, Тузле и Сараеве в 1999 году, и вторая книга под названием «Косовский конфликт», вышедшая в Мюнхене в 2000 году, редакторами которой являются Конрад Клевинг и Йенс Ройтер. И в одной, и в другой монографии выдвигается тезис о том, что сербы приходят как завоеватели, колонизаторы и т. д. Ни этнические чистки в отношении сербов, ни создание этнической и демографической структуры с помощью преступлений и грубого насилия в расчёт не принимаются. В этих изданиях содержится призыв легализовать это преступление, осудив и наказав так называемых виновников — сербов.

— Можем ли мы сказать, что параллельно с изменением демографической структуры в Косово и Метохии пропагандировалась идея «Великой Албании»?

— Если говорить о Великой Албании, то на этом проекте особенно настаивала фашистско-нацистская пропаганда. В 1931 году в Риме Мехмед Вокши опубликовал карту Великой Албании, которая охватывала примерно те территории, которые мы видим на подобных картах: это треть Черногории, большие части центральной Сербии, южной Сербии, больше половины Македонии и части Греции.

Позже в 1942 году в Риме Итальянская военная академия издала книгу Le terre Albanesi redente — Kossovo, где оно было обозначено как албанская территория. Предисловие к этому тому написал Франческо Эрколе, бывший фашистский министр просвещения. Если вы имеете в виду подобные исторические факты, тогда становится понятна идеологическая подоплека проекта Великой Албании. Сегодня именно это наиболее важно для понимания ситуации, и именно это очень умело скрывается.

В 1943 году в так называемой 13 дивизии СС «Ханджар» существовал 28 горный полк. Там было около 600−700 мусульман из окрестностей Нови Пазара и около 1000 албанцев. В 1944 году из этого полка, который вернулся в Приштину, была сформирована 21 дивизия СС «Скендербег», которой командовал немец Август Шмитхубер. Эта дивизия за один день в июле 1944 года в селе Велика на севере Черногории убила около 600 детей, женщин и стариков.

Если подумать об этом, становится ясно, что многочисленные попытки сегодняшнего узаконивания этого насилия зародились во времена идеологического, политического и военного доминирования фашистских сил на Балканах. Если вы посмотрите сегодня на политическую карту Балкан и карту 1941 года, то увидите много сходных черт. Из этого можно сделать вывод, что проекты, которые доминируют сегодня, имеют примерно такую же идеологическую основу, как и проекты времен Второй мировой войны. Только сегодня новым моментом является радикальная исламизация албанского меньшинства.

— В какой степени то, что сегодня происходит на Балканах, можно назвать осуществлением идеи «Великой Албании»? Кому сегодня нужна «крепость, которая будет править Балканами»?

— Несомненно, перед нашими глазами разворачивается процесс создания «Великой Албании». Кому это нужно? Прежде всего Западу, то есть НАТО и тем, кто управляет политикой в рамках западного военного союза. Геополитическую и военно-стратегическую цель этой политики западные пропагандисты и албанцы хитро маскируют призывами бороться против сербской или русской угрозы. Как говорит албанский писатель Исмаил Кадаре, которого цитирует Форум албанских интеллектуалов в меморандуме 1995 года, «Косово — страна, где было остановлено славянское нашествие в период раннего Средневековья. Оно уничтожило панславянскую мечту о завоевании и славянизации главного европейского острова».

Подобные идеи повторяет и Платформа для решения албанского национального вопроса Албанской академии наук, опубликованная в октябре 1998 года в Тиране за пять месяцев до начала агрессии НАТО. Там сказано, что албанцы должны объединиться в одно государство, и единственное возможное решение для Косово и Метохии — «быстрое вмешательство международного фактора, который бы заставил Белград признать республику Косово, отделившуюся от Сербии». Это то, что они позже и сделают. Но в тот момент, когда якобы ищется какое-то политическое решение для Косово, когда правительство в Белграде соглашается на какие-то компромиссы, они уже выступают с идеей о том, что Косово и Метохию нужно вывести из состава Сербии. Очень умело здесь используется славянский фактор, за которым стоит Россия. Вы, вероятно, видели неоднократно заявления уже бывшего так называемого премьер-министра временных институтов власти в Приштине Рамуша Харадиная, который говорит, что он главный борец не только против Сербии, но и против влияния России на Балканах. Здесь речь идет о манипуляциях с помощью известных на Западе клише, где косовских албанцев представляют как защитников западных ценностей.

Факты говорят о том, что с территории Косово и Метохии поступает больше всего борцов так называемого Исламского государства (запрещённая в РФ террористическая организация — EADaily). Это свидетельствует об очень опасном процессе исламизации не только Косово, но и области Рашки, Боснии и Герцеговины, о процессе, который представляет опасность для основных ценностей христианской цивилизации. Когда мы говорим о судьбе сербов в Косово и Метохии, мы говорим не только о судьбе сербской и славянской культуры, но и о судьбе европейской христианской культуры, потому что фрески и архитектура монастырей Дечани, Печка Патриаршия, Грачаница, Богродица Левишка — это часть европейской христианской культуры и цивилизации. К сожалению, Косово — это пример полного провала основных принципов международного права, которые зафиксированы в Уставе ООН и во многих других документах, в том числе в Хельсинском акте о нерушимости границ.

Нет сомнений в том, что проект независимого Косово — это прежде всего проект американской администрации демократов — Билла Клинтона и его сотрудников. Вполне возможно, что определенным внеевропейским кругам ослабление Европы на руку, и они склонны поддерживать все, что к нему ведёт. С другой стороны, мы видим, что и некоторые старые проекты пронизаны духом реваншизма по отношению к сербам. Когда мы говорим о радикальном исламе, то мы не выступаем против традиционного ислама и его ценностей. Мы говорим о радикальном политическом течении, которое хочет превратить всю Европу в исламский халифат. Я не уверен, что Европа готова открыто посмотреть в глаза этой опасности. Наоборот, судя по поведению некоторых европейских стран, они и далее хотят поддерживать тенденции, которые объективно ведут к уничтожению европейских ценностей на Балканах, а потом и в других частях Европы. Европейской политике предстоит серьезное испытание, и я не уверен, что что-то решительно изменится.